Волшебный мир Рилланом

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Волшебный мир Рилланом » Личные отыгрыши » Давай поженимся!


Давай поженимся!

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Свернутый текст

http://www.uznayvse.ru/images/stories/uzn_1333427305.jpg

Временной промежуток: 5 июня 1214 года.
Участники: Люция Лар, Тефур Кондрадчарк Хельгакрас из клана Сынов Битвы. НПС - Орри Тефурчарк Киракрас и другие.
Место действия: остров Люции.
Завязка: Тефур наносит неожиданный визит своей соседке - госпоже Люции. Приплывает он не один, а со своим малолетним сыном, сразу же вызывая определённые подозрения у хозяйки острова.

0

2


Муфаса: Посмотри, Симба. Всё на что падают лучи солнца — это наше королевство.
Симба: Ооо...
©

Сойдя с борта яхты с Орри под руку, Тефур важно кивнул охранникам Люции. Стражники, если и были удивлены визиту цверга, то виду не подали, ибо знали «добрососедские отношения» плантаторов. Не торопясь пройдя по пирсу, не произнося ни слова, старый пират глубоко вздохнул и наконец обратил внимание на сына, что все это время безропотно следовал за отцом, держа его за руку. Немного отойдя от пристани, Тефур поставил сына на большой валун и критично оглядел.
Орри был одет как с иголочки (единственное, что могло кинуться в глаза, так это то, что камзол и брюки были явно взяты «на вырост», что у аристократии не заведено, а вот у жилистых цвергов — в порядке вещей). Яркий сине-зеленый камзол с бледно-желтой рубашкой с узорной вышивкой под ней — по заверению портного, что шил этот яркий наряд, это был самый настоящий писк сезона. На голове у мальчишки красовалась шляпа-котелок, а щеки и лицо были столь тщательно вымыты, что от них до сих пор пахло мылом. В целом, Орри походил на отожравшегося индюка из тропиков — так ярко он был одет. Но сам ребенок, да и, очевидно, отец, нелепости в наряде не видел, а от того оба цверга были уверены в неотразимости и важности друг друга.
Смахнув с камзола мальчишки пару пылинок и поправив ярко-голубого цвета шейный платок, Тефур снял Орри с камня и одобрительно похлопал по плечу. Мальчишка инстинктивно выпрямил спину и надулся от важности. Отец снова взял его за руку и не спеша отправился в сторону поместья землевладелицы, параллельно рассказывая сыну о том, что его ждет в будущем:
- Все эти плантации, моими стараниями, сегодня станут твоими. Все что ты видишь — и те рабы, что пропалывают свежие грядки, и та лоза винограда, и даже вон тот сарай с инструментами. Ты станешь видным и богатым цвергом, если будешь вести так, как я тебя научил.
Мальчишка явно волновался от возложенной на него ответственности, но виду не подавал. Тефур был доволен сыном — весь в отца! Он тоже был таким же послушным и милым ребенком. Минуту и отец и сын молчали. Первый погрузившись в ностальгические воспоминания о босоногом детстве, а второй думая о своей будущей собственности. Наконец, когда расчувствовавшийся Тефур уже смахивал с уголков глаз скупые слезинки, Орри решил прервать молчание:
- Папа, а это все будет моим?
Тефур, не любящий повторятся, сурово посмотрел на сына:
- Конечно. Но я рассчитываю, сынок, что ты и об отце своем не забудешь. В конце концов чьими стараниями ты все это получишь и... - закончить Тефур не успел, Орри его прервал.
- А гусеница эта тоже будет моей?
Тефур ещё сильнее нахмурился и кивнул. Он не любил, когда его перебивали, но сейчас отчитывать сына было не к месту. Пришлось проглотить обиду. Орри, получив согласие, радостно пискнул и подобрал насекомое, сунув его в карман. Малютка-цверг придерживался точки зрения отца — если будет его, то значит это его, а раз это так, то можно уже и прикарманить.
Наконец Тефур и Орри оказались у калитки в особняк. Тефур, не изменявший своим привычкам, заколотил в дверь.

Отредактировано Тефур Косолапый (30-05-2013 14:12:33)

+1

3

Лёгкое элегантное платье, причёска, минимум украшений… всё было подобрано идеально. Люция любила красивые вещи, но никогда не перегибала палку и умела выглядеть одновременно и эффектно, и благородно просто. А в этот день она постаралась особенно – незнакомых людей всегда судят больше по первому впечатлению, и аркейка не могла позволить себе просчитаться.
Признаться, Люция была удивлена, когда ей пришло послание от госпожи Вентры Вестергор – она никогда не имела дел с этим семейством и знала их довольно смутно. Но когда она прочитала письмо, всё встало на свои места. Несмотря на очень корректные формулировки и обороты, аркейка моментально поняла, к чему ведёт госпожа Вестергор, намекая на встречу её сына и Люции. Сам факт этой встречи выглядел странно – аркейка была на редкость выгодной партией, если судить по её положению в обществе и финансовому состоянию. Только репутация подкачала, мэнхольдская аристократия до сих пор помнила, как она выскочила замуж за пятидесятилетнего патриция, расторгнув помолвку с его сыном. Такие вещи ими не прощались – возможно, живи Люция в столице аркейцев, она смогла бы восстановить своё доброе имя, но, оставшись на островах мужа командовать его рабами и продавать кофе, она навеки обрекла себя на пересуды и сплетни высшего общества Мэнхольда. Говоря откровенно, ей было на это наплевать, её удивляло то, что госпожа Вестергор и её старший сын разделяют это мнение. Хотя они же даурийцы. Пусть и живут на западном материке в несколько раз дольше некоторых представителей так называемого «коренного аркейского» населения, но силу крови никто не отменял.
Люция долго думала, что же устроить в честь прибытия знатных гостей, и в конце концов решила остановиться на отчасти торжественном ужине. Отчасти – потому что был рассчитан всего на три-четыре персоны (Люция считала, что Мариус Вестергор однозначно не приедет один), но при этом присутствовали и несколько смен блюд, и музыканты. Здесь аркейка не опасалась излишеств – даже на материке в этом плане грешили ими, что уж говорить о зажиточных островах, где буквально всё дышало роскошью.
Приготовления к ужину завершились вовремя, однако корабля визитёров до сих пор не было видно на горизонте. Это, несомненно, было грубым нарушением этикета, но обычно плантаторы прощали гостям с материков такие проступки. Море – непредсказуемая стихия, а кораблю с Инквен предстояло преодолеть опасные неспокойные воды. Люция собиралась немножко отдохнуть, но её планы были разрушены резко и быстро. Слуга сообщил ей, что в её дом пожаловал господин Тефур (фамилию цверга по причине её ужасающего звучания и непроизносимости употребляли редко) с сыном. Сказать, что аркейка была в бешенстве, значит, скромно промолчать. Этот донхваров сын просто не мог найти другое время для визита! Разумеется, он что-то придумал, его продуваемую всеми морскими ветрами голову не могла не посетить очередная мысль, как испортить ей жизнь. Огромным усилием воли Люция заставила себя успокоиться. Она улыбнулась своему отражению в витражном стекле, поправила и без того прекрасно лежащие волосы, а выражение её глаз сразу стало по-женски мягким и по-хозяйски любезным и добродушным.
– Мой добрый сосед, – воскликнула она, появляясь в холле, куда пригласили пройти Тефура и Орри. – Рада видеть вас, – аркейка естественным жестом подала цвергу руку, даже не надеясь, что он вежливо её поцелует – скорее, потрясёт, планируя вывернуть кости. С него станется. – Как жаль, что вы появились без предупреждения, я не ждала гостей, – правда, судя по внешнему виду Люции, можно было подумать совсем иное. – Чем обязана вашему визиту? Надеюсь, – в её голосе проскользнули нотки тревоги, – вы не принесли мне дурных вестей, господин Тефур?
Более дурной вести, чем этот визит, и придумать было трудно. А, присмотревшись, аркейка заметила парадные одежды Орри. Но мальчишке камзол и штаны явно были великоваты, и Люция в очередной раз поразилась скупости низкорослого народа.

+3

4

Симба: Дядя Шрам, а меня обрадует сюрприз?
Шрам: Симба, смертельно обрадует!
©

Мариус посмотрел вдаль - там уже виднелись острова - и немного успокоился. Капитан и раньше заверял его, что если они и опаздывают, то ненамного, а Шраму, про которого на морских водах слышали редкие единицы, все равно казалось, что задержка непростительно велика. У Вестергора вообще практически сразу сложились непростые отношения с кораблями и окружающими его водными просторами: про первые он, будучи сухопутным солдатом до мозга костей, мало что знал и от того чувствовал себя откровенно неуютно, а второе только усиливало это ощущение - Мариус привык к тому, что в чрезвычайном случае можно отправиться пешком, налегке, или еще как угодно, но сейчас он мог передвигаться исключительно на корабле.
Земля, тем временем, все приближалась и Мариус отвлекся от созерцания островов, чтобы направиться к себе в каюту - нужно было провести необходимые приготовления к визиту. Дауриец не ждал от предстоящего знакомства какого-либо откровения, но проявить неуважения к той, что проявила уважение к нему, не мог. По пути к себе он отметил, что корабль для путешествия матушка выбрала, все-таки, слишком большой. Хороший моряк с богатым словарным запасом наверняка подобрал бы иные, более красивые эпитеты и сравнения, но Мариус кроме размера ничего в нем отметить не мог, да и поводов для восхищения не видел, хотя корабль действительно был хорошим.
Аккуратно открыв дверь, мужчина вошел внутрь.
"Надеюсь, матушка не наговорила ничего лишнего в своих письмах..." - Лезвие ножа заскользило по коже, срезая ту небольшую щетину, что успела появиться за время путешествия. Дауриец выглядел отлично, но выглядеть превосходно было еще лучше. Парой движений Мариус поправил бородку, но сбривать не стал, вопреки словам матери, постоянно советовавшей от нее избавиться. Закончив с омовением и бритьем, Вестергор с удовольствием отметил за собой свежий и приятственный во всех отношениях вид опрятного человека.
Взяв камзол, белую рубашку и пояс с ножнами - все остальное уже было при нем - Мариус направился к большому зеркалу. Вскоре рубашка заняла свое место, рукава ее знатно позабавили Вестергора своей формой, а затем он застегивал и золотые пуговицы камзола. Камзол был того типа, что сшит на военный манер, но самими военными обычно не носился ввиду непрактичности ткани, которая хоть и приятна на ощупь, а легко пачкается и рвется, броского внешнего вида - золотая вышивка заметно блестела на солнце, что никогда не способствовало жизнеспособности носящего с легкой подачи вражеских лучников - и в целом покроя, в котором явно виднелась лишь декоративная тенденция. Последнее Шрам особенно чутко ощутил, когда застегнул пояс с ножнами и извлек клинок, в чем камзол активно мешал. Впрочем, вскоре приноровившись, он уже почти не чувствовал сопротивления.
Когда Мариус вновь вышел на палубу, острова были уже совсем близко.

Спустившись на твердь, пока еще не земную, но причала, Мариус замер на мгновение, однако некий слуга, предположительно - Люции, узнал в нем иноземного гостя, что было и неудивительно, ибо даже беглого взгляда хватало, чтобы понять, что местные жители одеваются совсем иначе, да и кораблями пользуются немного другими. Слуга предложил свою помощь и сопровождение, а Шрам благоразумно не стал от нее отказываться.
Слуга был болтлив, но в меру, а потому не досаждал назойливостью, да и говорил больше по делу, рассказывая, в общих сведениях, о том, что было и не было на острове. Удивительная избирательность позволяла слуге и рассказывать, и молчать. Иными словами, Мариус примерно понял, где находится, но ничего не узнал конкретно. Впрочем, зрения его никто не лишил, чем он вовсю пользовался, осматривая все, что попадалось на глаза. Плантации внушали невольное уважение своим масштабом, а люди на них трудились совсем не поднимая головы.
"Рабы?" - Спокойно заметил Мариус, но через некоторое время плантации сменились деревьями, а следом показался и особняк. Он было достаточно обширным, со множеством этажей, но слуга не оставлял Шраму даже малейших шансов на 'заблудиться'. Они проследовали внутрь, а за очередным поворотом - слуга шел первым - Мариус услышал, как его представляют, и сделал вполне логичный вывод, что там находится пока еще незнакомая Люция.
С момента произнесения не прошло и нескольких секунд, а Шрам уже уверенно входит внутрь. Левая ладонь расслаблено лежит на рукояти меча, чьи ножны едва касаются левого бедра, правая свободно опущена, а широкие плечи расправлены, как и положено уверенному в себе человеку. На лице играет легкая и ни к чему не обязывающая полуулыбка, а в глазах отражается неприкрытое любопытство.
Чуть прищурившись, Мариус быстро оценил обстановку, после чего, - цвергов перед женщиной, которая скорее всего являлась Люцией, он невольно охарактеризовал как слуг и внимания более им не уделял, обратив взор на хозяйку дома - непринужденно изобразил полупоклон и улыбнулся шире.
- Рад приветствовать, Мариус Вестергор к Вашим услугам.

+3


Вы здесь » Волшебный мир Рилланом » Личные отыгрыши » Давай поженимся!


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC